понедельник, 21 августа 2017 г.

Рожденные рабами должны содержать «винницких господ» и не роптать

А тем временем мало кто обратил внимание на очередную аферу Гройсмана, направленную на уменьшение количества украинцев, получающих субсидии. Что жизненно необходимо нищей стране в грядущий отопительный сезон.


Кабмин в пятницу втихаря принял постановление, согласно которому для получения субсидии учитываются доходы граждан за последние полгода. А не за год, как ранее.

В чем суть аферы?

Когда Гройсман вводил минимальную зарплату 3200 грн, то все понимали, что это только для уменьшения количества получателей субсидий. Но Гройсман с честным лицом рассказывал: мол, отопительный сезон 2017-2018 это не заденет. Ведь доходы учитываются за год.

Народ расслабился. И получил «гранату» от Гройсмана аккурат под отопительный сезон. Поскольку, с одной стороны, учет доходов за полгода при минималке 3200 грн позволит «отфутболить» много новых потенциальных субсидиантов с другой — значительно уменьшить размер субсидии существующим.

Также стоит напомнить, что весной Кабмин сократил субсидионные нормативы. А также ввел автоматическую отмену субсидии при наличии двух месяцев долга, что также тысячи семей на себе уже ощутили.

Хотя, раз народ не возмущался многократным повышением тарифов, купившись на уловку с субсидиями, то мы заслуживаем такое поведение Гройсмана. Рожденные рабами должны содержать «винницких господ» и не роптать…

Дмитрий Корнейчук, «Вести», Украина

Полный, братцы, рататуй, панихида с танцами. Когда прозвучит "Трампа гэть!"

Непрекращающаяся борьба американцев с пережитками расизма и ненависти, то есть с памятниками южанам-конфедератам, сражавшимся с северянами полтора века назад, имеет яркие визуальные прототипы.

Мы видели по телевизору и низвержение памятников Саддаму Хусейну в Ираке (2003), и "ленинопад" на Украине (2013-2017), закончившийся полным искоренением остатков тоталитаризма; кто постарше, тот видел и свержение памятника Дзержинскому на Лубянке (1991). Картина более или менее одна: кумир падает, после чего освобожденные граждане его экстатически пинают ногами. В США, хотя и не везде, имело место то же самое: как будто еще вчера американцы жили под гнетом расизма и ненависти — и только сейчас воссияла свобода.

Но вообще-то монументальная контрпропаганда, итог которой везде один и тот же — было монументальное произведение и его больше нет, может иметь разные формы. От стихийной украино-иракской модели (низовая инициатива) до более упорядоченной верхушечной акции самих властей.


Участники акции в поддержку евроинтеграции Украины раскалывают молотками на куски памятник Ленину, снесенный ими с постамента на Бессарабской площади в центре Киева

Исторически более древним является стихийное разрушение кумиров, известное еще со времен античности, когда так ниспровергали статуи дурных императоров. В сущности, это была замена прямому растерзыванию неугодного правителя, что тоже порой имело место.

В новое время наиболее массовая детиранизация впервые произошла во время Французской революции, когда наряду с казнями Людовика XVI и его супруги и растерзыванием их близких (принцесса де Ламбаль) происходило символическое поругание прежних монархов. Все памятники королям из династии Бурбонов были сокрушены революционным народом, а на площади Людовика XV (затем площадь Революции, потом площадь Согласия) вместо конной статуи тирана установили символ свободы, равенства и братства, то есть гильотину.

Попутно сокрушили надгробия французских королей в усыпальнице Сен-Дени и погромили собор Парижской Богоматери, перепутав ветхозаветных царей и пророков с королями Франции. Впрочем, и на Украине объектом атак являются далеко не только советские вожди, а в США — далеко не только конфедераты. В Сиэтле попал под раздачу Ильич, который к расизму вообще никаким боком.

Могло бы такое получиться и у нас — низвержение железного Феликса было именно на этой линии. Однако торжество революционной инициативы масс как на Феликсе началось, так Феликсом и закончилось. Дальнейшее убирание памятников — не всех, но некоторого количества — происходило скорее по-советски, в духе хрущевской десталинизации. То есть верхушечно и безгласно.

Количество памятников Сталину, разных монументальных панно и мозаик, а равно названий городов, улиц, станций метро и железной дороги, было чрезвычайно велико. Тем поразительнее то, с какой скоростью, а главное, без какого-либо шума, все это исчезло, как будто никогда и не было. Кто-нибудь помнит, что Донецк назывался Сталино, что в Москве были станции метро "Сталинская" и "Завод имени Сталина" (ныне "Семеновская" и "Автозаводская")? Кто-нибудь помнит, что вот на этом месте некогда стоял памятник Сталину?
Все прошло и быльем поросло, причем прошло очень быстро.


Памятник Иосифу Сталину был демонтирован на центральной площади в Гори

Корпус устных и письменных воспоминаний, относящихся к 60-м годам, очень велик, да и не совсем еще старые люди, помнящие то время, живы, но есть ли рассказы не то что об активном сопротивлении административному "сталинопаду" (единственное исключение на весь СССР — Тбилиси плюс не очень ясное свидетельство от казахского Чимкента), но о хотя бы скрытом недовольстве? Или даже о том, что люди просто по привычке продолжали использовать в разговоре культовые топонимы — "на "Сталинской" выходите?" — свидетельств нет, хотя мы знаем, что топонимы "площадь Ногина", "Ждановская", "улица Горького" по инерции еще долго использовались.

С одной стороны, это говорит о том, что командно-административный механизм был еще очень силен. Сказано срочно убрать отца и гения — будет сделано. А равно сильна была еще инерция страха, отбивающая желание болтать лишнее. Тут сталинское наследие обернулось против своего творца.

С другой стороны, полное отсутствие какого бы то ни было, пусть самого робкого саботажа, говорит о том, что нынешний сталинизм — это действительно чистый продукт новейшего времени. По свежим следам — со времени смерти Сталина прошло всего восемь лет — желающих ностальгировать не находилось ни наверху, ни в низах народных. Это при том, что недовольство Хрущевым было уже достаточно велико.

Как бы то ни было с тов. Сталиным, сегодняшняя американская практика представляет собой причудливую амальгаму революционно-санкюлотских и административно-хрущевских подходов к устройству панихиды с танцами.

В принципе, местные власти, да и власти штатов в ряде случаев стремятся сработать в административно-командном стиле — быстро, ночью и без лишнего шума. "И приказано: статуй ночью снять со станции". Как будто данного объекта никогда и не было. Что скорее разумно. Все эти санкюлотиды добром не кончаются, скажет любой начальник, вне зависимости от своей идеологической ориентации.

Но реально снять конфедерата, аки тать в нощи, невозможно, как бы отдельные начальники этого ни хотели. Все-таки обеспечить советскую закрытость образца 1961 года в США пока нереально. К тому же и широкие либеральные массы, и гипотетические заказчики всего гевалта нуждаются именно в мощнейшей движухе. Патерналистский фокус-покус — был памятник, как вдруг — бац! — и нет его — им совершенно не нужен, надо, чтобы шум стоял до небес и все время разрастался.


Транспортировка памятника генералу Роберту Ли в Балтиморе

Поэтому наиболее вероятно, что амальгамирование сохранится. На все попытки начальства администрировать вопрос либеральная (в прежние времена ее называли "антиамериканской") общественность будет отвечать новыми санкюлотскими играми.

Покуда все совсем к черту не пойдет или покуда не будет избран новый сюжет для движухи на тему "Трампа гэть!"

Максим Соколов

Убийство: Оксфорд + Northwestern University США (часть кровопролитная)


Рассказ о жизни Оксфорда не закончился, как я думал на рассказе о наркоте (Оксфорд - секс, трава и классовая ненависть (часть 2-я, окончательная). Наоборот, получил кровавое, но логичное продолжение. Полностью укладываясь в рассказанное в первой и второй частях.

Виндам Ласем, профессор Северо-Западного университета, и Эндрю Уоррен, финансовый чиновник Оксфордского Университета, обвиняются в убийстве первой степени. Жертва, Трентон Джеймс Корнелл-Дюранлю, получила более 70 ножевых ранений в верхнюю часть тела.

Смертельные ножевые ранения, нанесенные Корнеллу-Дюранлю было частью сексуальной фантазии, родившейся в онлайн чате между профессором Северо-Западного университета и работником Оксфордского университета, чей план включал в себя убийство кого-нибудь, а потом и их самих.

Прокурор штата Иллинойс сообщил новые подробности об убийстве. Корнелл-Дюранлю был заколот с такой жестокостью, что был почти обезглавлен.

Ласем, (46 лет), общался с Эндрю Уоррен (56 лет) несколько месяцев, прежде чем они решили «выполнить свои сексуальные фантазии убивать других, а потом себя»- сообщила Натоша Толлер, помощник прокурора округа Кук.

Уоррен — британский подданный, который работал по приглашению в качестве финансового чиновника в Оксфорде.

Ласем заплатил за билет Уоррену и встретил его в Международном Чикагском аэропорту О’Хара, за несколько дней до убийства. А за день до убийства, Ласем забронировал номер для Уоррена в кондоминиуме.

Корнелл-Дюранлю, уроженец Мичигана, спал в в своей квартире, в то время как Уоррен и Ласем медленно вошли к нему, и последний начал наносить удары ножом в грудь и шею жертвы.

Когда Корнелл-Дюранлю проснулся, он начал кричать и отбиваться. Уоррен подбежал и ударил его по голове тяжелым светильником, пытаясь заставить его замолчать. Затем он выбежал из комнаты и вернулся с двумя кухонными ножами, после чего присоединился к Ласему и начал колоть жертву ножами.

Последними словами жертвы были: «Виндам, что ты делаешь?»

Почему убийцы не реализовали финальную стадию своей «секс-игры» и не убили самих себя, прокурор не сообщил.

Правда и общение: самый страшный враг киевского режима

Каждое такое событие вызывает настоящую истерию в Киеве. Больше всего беснуются СБУшники, ищущие в нем крупицы зрады. Почему? Потому, что для их всех нет ничего страшнее, чем общение между собой русской и украинской молодежи. В этом случае все искусственные и лживые барьеры падают мгновенно и люди видят настоящую сущность киевского антинародного режима, главной целью которого является стравливание между собой народов двух стран.

Итак, новость:

Из Киева в Великий Новгород прибыла группа молодых украинских художников.

Об этом сообщается на сайте Российского центра науки и культуры в Киеве.

По его информации, живописцы приехали в город 16 августа, они являются участниками международного творческого проекта "Три Софии: София Киевская, София Новгородская, София Полоцкая". В России у них будут "пленэры, творческие встречи и дискуссии".

В центре заявляют, что вместе с украинцами путешествуют также молодые художники из Беларуси и РФ.
Сообщается, что проект реализуется Межгосударственным фондом гуманитарного сотрудничества стран СНГ при поддержке Россотрудничества, представительством которого в Украине является вышеуказанный центр, Министерства информации Белоруссии, а также Украинского фонда культуры, и приурочен к 1030-летию Крещения Руси.

Комментарий. Думаю теперь понятно откуда растут ноги, на первый взгляд, придурковатым законопроектам, как то законопроект о запрете гастрольной деятельности украинских артистов в России и российских артистов на Украине, поданный несколько недель назад сторонники националистической партии «Свобода» А. Ильенко, Ю. Левченко, О. Осуховский, М. Головко.

Интересно обоснование необходимости его принятия. Авторы полагают, что «артисты подвергают себя опасности находясь на территории России, рискуют быть убитыми, захваченными в плен или стать «объектами московской пропаганды».

Понятно, что никто захватывать и убивать в России никого не будет, а вот «пропаганда» правдой… Да, это опасно. Если такие обмены станут постоянными и наберут массовость, то таким как А. Ильенко, Ю. Левченко, О. Осуховский, М. Головко придется «снять свои заграничные костюмчики и сменить зал Верховной Рады на лесоповал», который они уже давным давно заслужили.

naspravdi

Криптовалютные санкции

Российская компания не смогла вывести средства с криптовалютной биржи Poloniex после введения правил о санкциях. Конкретно — блокчейн-стартап Soundchain заявил о проблемах с криптовалютной биржей Poloniex. Компания не может вывести средства после появления в правилах биржи пункта о гражданах стран, против которых введены санкции США. Об этом сообщил основатель Soundchain Артем Абаев.

Абаев отметил, что 1 августа биржа изменила условия пользования, добавив пункты, касающиеся стран, в отношении которых введены санкции США.

Новые правила требуют от пользователей биржи подтверждать, что они не «находятся под контролем, как гражданин или резидент страны, на которую США наложили торговое эмбарго», а также «не определены как «специально обозначенное лицо» или состоят в «перечне исключенных лиц», составленным Министерством торговли США».

Soundchain обратилась в техподдержку с просьбой закрыть аккаунт и вывести средства. В Poloniex ответили, что биржа больше не работает со страной, где базируется Soundchain, и что компании необходимо вывести средства с площадки.

По словам Абаева, после ответного письма с доказательствами невозможности самостоятельного вывода средств техподдержка перестала отвечать на запросы.

Poloniex обновила пользовательское соглашение в августе, кроме пункта о «подсанкционных» гражданах в правилах появился пункт об отказе от участия в коллективных исках против торговой площадки. 1 августа издание Forklog сообщило, что на проблемы в работе с биржей пожаловался создатель криптовалюты Litecoin Чарли Ли (Charlie Lee), также о проблемах с выводом средств объявил проект golem.

Одна из крупнейших криптовалютных бирж Poloniex работает с 2014 года. По данным площадки, суточный объем торгов на 21 августа составляет около $116 млн, биржа торгует 365 криптовалютными парами.

PS. Между прочим, юрлицо у Soundchain зарегистрировано в Сингапуре — но это нихрена не помогло. Прицепились, что мол физически компания находится в России, а против России — санкции. Так что вот — хитродупые, думающие спрятаться в оффшорах, вас поимели. Как Путин вас и предупреждал.
 
Источник

Волкер, Сурков и уголь из Пенсильвании. Александр Зубченко

Встреча в Минске спецпосланника Дональда Трампа по Украине Курта Волкера и помощника президента России Владислава Суркова разделила украинский политикум примерно на две одинаково пахнущие патриотические кучки.
Первая, более многочисленная, отчаянно стала продвигать зрадофильскую идею «об утрате нацией своей субъектности». Теория субъектности гласит, что «Петр Алексеевич Порошенко является величайшим геополитическим деятелем со времен смерти Никколо Макиавелли». Да еще, кстати, неизвестно, кто из них был бы более великим, окажись Вальцман во Флоренции времен Медичи. Поэтому, исходя из триединства Порошенко (гарант нации, верховный главнокомандующий и лидер международной антипутинской коалиции), договариваться о разделе Украины в Минске за широкой, в изящных жировых складочках спиной Порошенко – это лютая зрада.
«Поймите, это же американский представитель встречается с ближайшим клевретом Путина Сурковым, поэтому он в первую очередь отстаивает интересы США», – заламывал руки в прямом эфире телеканала «112» Алексей Кучеренко. Бывший министр ЖКХ времен президентства Ющенко и премьерства Януковича проявил себя искушенным геополитиком, прекрасно ориентирующимся в мировом закулисье. Если бы он еще не орал на перепуганного журналиста и не пытался вскочить в пылу дискуссии, было бы вообще удивительно.
Сторонники теории «Непогрешимый лидер нации», к числу которых принадлежит сам Петр Алексеевич, советовали быдлу не поддаваться на фейки кремлевской пропаганды. Их основной аргумент сводился к тому, что вы все идиоты, поскольку 23-24 августа в Украине с визитом будет пребывать «большой друг Украины», «боевой офицер, ненавидящий Путина», министр обороны США Джеймс Мэттис. «Визит Джеймса очень важен для нас», – в стиле операторов колл-центров заявил президент Украины, неожиданно прибывший с молниеносным визитом в город Кропивницкий. Я тоже не сразу понял, что он вместе с любимой белочкой находится в Кировограде. Декоммунизация очень сильно влияет на уровень топографического кретинизма населения. И не только топографического.
Честно говоря, не ясно, зачем именно верховный главнокомандующий приехал в недавно переименованный город. Говорят, он перерезал там какую-то ленточку. Зато Порошенко четко заявил: «Мэттис резко укрепит обороноспособность Украины». Сразу стало понятно, что за Джеймсом мы будем как за каменной стеной, он сразу же раздаст всем «Джавелины» и другое летальное вооружение. На этом фоне переговоры Курта и какого-то Суркова в Минске – просто ничего не значащие консультации, абсолютно не влияющие на внутреннюю и внешнюю политику Киева. Все решают Порошенко и Мэттис во время военного парада в Киеве. Точка!
Более того, патриотические паблики, странички известных волонтеров, помогающих воинам АТО избавиться от излишков вооружений, а также официальные сайты дурдомов стали пестреть «инсайдерскими утечками с Минской встречи», закрытой для прессы. Оказывается, Курт отказался пожать руку Суркову, назвал того «путинской мразью» и потребовал от растерявшегося советника российского президента спеть гимн Украины. Свидетелем публичного унижения Суркова случайно стала буфетчица, обслуживающая встречу. У нее (буфетчицы) дочка три года стояла на европейском майдане, а потом уехала в Польшу бороться против «бацьки». Думаю, ей можно верить на все сто.
Субъективисты и зрадофилы, а также примкнувшие к ним зрадо…бы, тем не менее, не успокаивались. Они проникали в прямые эфиры и коварно растлевали веру нации в победу над Кремлем. «Да, – говорили эти криптосепаратисты, – Мэттис действительно обещал приехать в Киев. Однако формат переговоров Курта и Суркова нигде не прописан. Ни в «нормандском формате», ни в трехсторонней Минской группе. В переговорах никто не представляет Украину. Даже Климкина для формальности не заперли в туалете, чтобы не мешался под ногами». Они (зрадофилы и примкнувшие к ним зрадо...бы) тоже ссылались на утечки со встречи. Якобы Курт сказал, что Украина вмешивалась в американские президентские выборы, а Сурков пообещал дать факты. И не только насчет Пола Манафорта, а и по поставкам ракетных двигателей из Киева прямиком в Северную Корею. И – вершина зрады – спецпредставитель США пообещал «оказать давление» на какую-то часть тела Вальцмана, чтобы он начал выполнять Минские договоренности. Чтобы вы понимали: в сознании патриотической общественности и аудитории «5-го канала» Минские соглашения являются символом предательства национальных интересов. Не важно, что там присутствовал Порошенко. Он ведь так враждебно смотрел на Путина, когда жал ему руку, что все поняли: у этого великого геополитического игрока поистине железная воля.
Свою толику здорового безумия в дискурс патриотов и зрадофилов внесла и вдова погибшего основателя «Украинской правды» Мирослава Гонгадзе. Мирослава действительно умная девочка. Она сразу поняла, что отрезанная голова Гии является долгожданным пропуском в новый мир, и быстро уехала вместе с детьми в США. Там сердобольная диаспора пристроила ее в «Голос Америки». Теперь Мирослава Гонгадзе чувствует себя комфортно и изредка комментирует события в Бердичеве. Так вот, вдова выдвинула теорию, которая призвана объединить зрадофилов и патриотов-вальцманистов-мэттисонианцев в одно целое. «У меня есть теория: в понедельник, 21 августа, из США в Украину прибывает первая партия антрацитового угля из Пенсильвании, в этот же время Курт встречается с Сурковым, а затем вместе с Джеймсом Мэттисом летит в Киев, где должны объявить о поставках Украине американского летального оружия». Вся суть, как вы понимаете, в угле из Пенсильвании. Великолепная конспирологическая теория Мирославы, которая может быть золотыми буквами вписана в историю ее болезни.
Но, к сожалению, представители «теории утраты субъектности» в лице действующего агента РУМО США, экс-министра обороны Толика Гриценко (известен как муж журналистки Мостовой) опровергли теорию Гонгадзе. «Министр обороны США не принимает решение о поставках оружия», – заявил Гриценко и закашлялся. Нация с безумным интересом ждет, что скажет Курт по итогам встречи. Причем его слова будут интерпретированы либо как зрада нации, либо как перемога. Или, что наиболее вероятно, и зрада, и перемога одновременно. СУГС!

Они готовы убить 100 000 несогласных на Донбассе

Ощущения после эфира — как после посещения зоопарка в период обострения у всех его обитателей. Это действительно жутко. И косоглазый урод в паре со своим «побратимом» — Запорожцевым — ещё не самое ужасное. Бесили «умеренные» и «адекватные» из Киева, пытавшиеся усидеть на двух стульях.
С одной стороны, понятно, что им ещё туда возвращаться. Оттого и пытались контролировать своё сознание, чтоб не попасть потом под жёсткий прессинг «патриотической общественности». Но возмущало даже не это!!!
Все попытки переложить ответственность за происходящее исключительно на власть и перманентные призывы «мы один народ, давайте жить дружно» — вызывали неоднократное желание подойти и дать в глаз.
Ну какой, к чёрту, «один народ». С кем? С вырусью и потомками бандеровских недобитков, сожалеющих о том, что на Донбассе не случилось того, что в Одессе?! Или с теми «адекватными» хатаскрайниками, которые только наблюдают, — на чью сторону склонится чаша весов?!
Один народ — это те отважные русские, которые и в оккупации умудряются не скрывать и не стесняться своей гражданской позиции и национальной идентичности. Вот их действительно нужно спасать. Но дальше разговоров у представителей Украины, без боя сдавших власть и страну на милость «победителю», — дело не идёт.
Потому что БОЯТСЯ. За репутацию, от которой остались одни лохмотья. За своё имущество. За свои активы. За свой бизнес. За свою задницу, в конце концов.
Вот и несут всякую околесицу, балансируя между там и здесь.
Ведь ни один не встанет и не скажет, что на Украине фашизм есть.
Ни один не заявит, что война на Донбассе — это вина как Порошенко, так и Януковича.
Ни один не озвучит «страшную военную тайну», что нет на Донбассе российских войск.
Про детей убитых. Про стариков, доживающих свой век под обстрелами.
Про атмосферу тотальной ненависти и страха, царящей в стране.
Про призывы уничтожить всех неугодных.
Про желание заткнуть всех инакомыслящих…
Так вот, не будет Украине счастья. До тех пор, пока гости в российской студии из числа «умеренных и адекватных украинцев» будут сопли на кулак наматывать и пытаться доказать, что страна сошла с ума совсем «на полшишечки» и это скоро пройдёт.
Нет никаких братьев. Есть русские/малороссы и те, кто против них.
И на Украине идёт война. До последнего русского.
Хотя должна быть — до последнего бандеровца.
Но до тех пор, пока есть клан «умеренных и адекватных украинцев» — носители вируса #галицкийнацизм будут побеждать. Они уже побеждают. И публично декларируют готовность убить 100 000 несогласных на Донбассе.
Вот те скрины, которые я демонстрировала в эфире Первого канала:
Но мне упорно предлагают с ними «помириться». Подразумевая смирение. И просто таки вынуждая понять, простить и полюбить.
Не знаю, — кто как. Но я к этому не готова.
Ни сегодня, ни через десять лет.
Юлия Витязева

Закат солнца вручную, или Юля, вернись! Александр Зубченко

Заместитель главного редактора крайне солидного, до сих пор печатного, можно сказать, винтажного еженедельника «Зеркало недели» Юлия Мостовая написала прекрасную статью. Я рыдал почти над каждым ее словом. Не помню, какое еще произведение оказывало на меня столь сильное впечатление. Разве что яркое эссе еще одного заместителя великого Мостового Сергея, который описал свои сборы на войну с Россией. Но, к счастью для Путина, он решил повременить с разгромом Кремля. А Юля собралась уехать. Катастрофа! Как так? Ты туда с миллионами «трудолюбивых украинцев», а мы здесь с распечатками твоих переговоров?
 
Для желающих побаловать себя картиной темноты перед полным рассветом даю гиперссылку. С...ка, реально до слез! Миллиарды перепостов в социальных сетях, включая форум клинических патриотов на «ФУПе», модерируемый легендарными тернопольскими и узбекскими экспертами по девиантному поведению ежиков-волонтеров в процессе освоения средств на тепловизоры. Сотни тысяч восторженных лайков. Море слез, поскольку торкнуло всех, включая топикастера, совершенно не по-детски. Даже пост великого лидера Социалистической партии Кивы с посторонней ж...пой (предположительно женской) в розовых стрингах, подсунутой кремлевской пропагандой, не мог вызвать подобной бури чувств и эмоций.
 
Очень ярко представляю себе данную картину: Мостовая диктует выдающийся пост своей секретарше. Да, уважаемые читатели, уже много десятилетий, практически с самого начала своей журналистской деятельности в газете Бродского «Киевские ведомости», Юля не пользуется никакой компьютерной техникой. Любое устройство с экраном – кроме телевизора с интервью господина Гриценко, вызывает у нее четкую апатию, переходящую в гневное восклицание: «Уберите от меня эту х…ню!». Меня лично восхищает столь патриархальный подход к профессии. Напоминает адептов «теплого лампового звука», пользующихся проигрывателями винила, и сторонников «естественной передачи изображений», покупающих фотопленку, старинные «роллейфлексы» и колдующих часами при красном свете над гребаными ванночками.
 
Мостовая читает «Фейсбук» и сайты с распечаток, которые ей делает все та же верная секретарша. Не помню, как ее зовут. Не уверен также, что знал, как ее зовут. Но вот код в редакционном туалете вроде помню – 239. По числу «красных директоров» в одном из первых составов Верховной Рады. Как это все романтично, прекрасно и великолепно, вы не находите, дорогие читатели?
 
Юля как бы законсервировалась в том далеком времени становления как бы независимости, которую она как бы поддерживала, используя как бы средства украинских патриотов. Да, к сожалению, современные технологии и более молодые, проворные и энергичные антикоррупционеры оттеснили некогда единственный светоч демократии, Госдепа и всей прогрессивной, то есть, б…ть, крайне человечной общественности на обочину. Тем не менее «ЗН» по-прежнему остается этаким заповедником динозавров, которые обречены увидеть рассвет перед солнечным затмением.
 
Скажу больше: появилась интернет-версия «Зеркала», которую делает один из родственников великого семейства Мостовых. Да, Юля не понимает, как ее статьи появляются в телевизоре, установленном на столе у секретарши. Но благодаря распечаткам отзывов пользователей она по-прежнему остается в самом эпицентре происходящих событий.
 
Меня очень расстраивает то обстоятельство, что, по признанию самой Мостовой, львиную долю своего драгоценного журналистского времени заместитель главного редактора самой влиятельной газеты нации проводит в поисках средств. Буквально чуть ли не на коленях на протяжении почти трех десятков лет Юля ищет средства на самую популярную газету современной Украины.
 
Меня всегда настораживал этот парадокс: почему никто не дает денег Юле? Или же дают, но их постоянно не хватает? Как так происходит?!! При Кравчуке искала деньги, при Кучме искала, при Ющенко, при Януковиче и вот теперь при президенте Порошенко. Странно… Тем более что «Зеркало недели» – это, прежде всего, высочайшие журналистские стандарты во всем. В том числе и в написании прекрасных заказных материалов, которые действительно служили и служат уже нескольким поколениям дятлов клавиатуры в качестве образца. Даже, не побоюсь этого слова, эталона!
 
Помню, с каким глубоким уважением я изучал абсолютно блестящие, насыщенные интереснейшим фактажом огромные развороты про «Укрспирт», написанные тогда еще юным Бутусовым. Совершенно роскошные статьи, которые должны войти в анналы. Просто войти в анналы, потому что жалкая джинса Лещенко и Найема в «УП» даже ни в какое сравнение не может идти. Уже поверьте, б…ть, на слово! Им, главное, привозили папочки, где все разжевано и разложено по полочкам. Так они, мерзавцы, требовали флешки, чтобы копипастить. Ленились, мулы афганские, даже творчески переосмысливать. Юля первая по совету мудрого Михаила Бродского взвинтила расценки на полосы до астрономической по тем временам десятки.
 
Сколько славных, талантливых антикоррупционеров вышли из редакции «ЗН». Помню молодого Егорку Соболева, тогда еще экономического обозревателя «ЗН», который, стесняясь, за сотку ваял очень интересные и познавательные обзоры. Теперь он главный антикоррупционер в парламенте. Почему? Потому что хорошую школу прошел в «Зеркале». И мне лично очень понравился пассаж в эпической статье-посте Мостовой в сторону не менее великого антикоррупционера-блондина Виталика Шабунина. Юля талантливо, этак с юморком подчеркивает, что ей нравится блестяще поставленный хук главы Центра противодействия коррупции.
 
Да практически все настоящие блогеры и пациенты центра реабилитации шизофреников полностью согласны с тем, что есть настоящие журналисты, а есть подонки, прикрывающиеся журналистскими корочками. Последних можно и нужно бить «хорошо поставленным хуком», наносить увечья средней и иной степени тяжести, троллить, унижать и так далее. Вот довели же непорочного во всех отношениях (в том числе и в области зачатия) Шабунина до рукоприкладства путем задавания вопроса – «почему не в АТО, сынок?»? Довели. Должен был Виталик двинуть в табло этому наглому псевдо-журналисту? Да просто обязан, по мнению Юлии Мостовой. Браво! Вот что значит быть одной из основательниц знаменитой Комиссии по журналистской этике. Возглавлял ее, если мне память не изменяет, старший Мостовой. Прекрасный человек, с фундаментальным журналистским образованием. Я ни секунды не верил в то, что он работал сантехником. Ну, не может такой эрудированный эксперт заниматься унитазами.
 
А нет, стоп! При вас дочитал статью до конца и неожиданно узнал, что уже никто никуда не едет. Юля остается, поскольку хочет быть до конца с теми, кто мужает. Выходит, это такой распространенный в редакции «ЗН» литературный прием. Сначала с чувством пишется, что, к примеру, она собирается уехать в Таиланд, а он – в АТО, потом бац! Все, никто никуда не идет. Слушайте, ну это же просто конгениально! Описать тяготы и лишения, выразить готовность уехать есть суши, а затем, на контрасте, остаться. Этим как бы подчеркивается мужество человека, писавшего эти строки. Точнее, диктовавшего данный пост ко всему привыкшей секретарше. Вот это патриотизм! Еще бы знание украинского языка и компа – цены бы не было таким патриотам.

Почему на московской бирже перестали торговать гривной

Самая большая проблема нынешней Незалежной в настоящий момент — это, судя по украинским СМИ, визит Владимира Путина в Крым, который там сейчас освещается даже более подробно, чем в Российской Федерации.
Хотя и, разумеется, в самых черных тонах.
Рассказывается и про посещение президентом России новой севастопольской школы в бухте Казачьей, и про встречи с молодыми деятелями культуры, и даже про то, что Путин нашел время для того, чтобы заглянуть на международный джазовый фестиваль Koktebel Jazz Party в Коктебеле. И все это, разумеется, «на фоне дичайшей нищеты, разложения и бандитизма», вызванных отрывом территории от благословенной киевской власти. Про нарушения демократии и прав человека тут и вообще нечего говорить: самые «тяжеловесные» украинские медиаперсонажи разразились по этому поводу специальными аналитическими статьями. В них убедительно доказывается, что «в то время, как остальная Украина после 2014 года получила реальный шанс измениться, Кремль в буквальном смысле слова законсервировал Крым» и никаких «перемен к лучшему там просто не может быть».
Не осталась в стороне, разумеется, и сама киевская власть. Министерство иностранных дел Украины направило очередную ноту протеста. Ну и так далее.
Если уж говорить по-взрослому, то главная новость для нынешней Украины случилась не в минувшие выходные, а в первый рабочий день текущей недели, сегодня. Хотя известно стало об этом, конечно, сильно заранее: с 21 августа на Московской финансовой бирже прекращаются торги по паре украинская гривна — российский рубль.
Московская биржа — основной финансовый регулятор на региональном валютном рынке. И в том числе (в силу своего международного характера) — один из базовых регуляторов по целому ряду валют для рынков уже глобальных, мировых. Регулятор абсолютно не политический, исходящий при принятии решений даже не из макроэкономических, а банальных межрегиональных торговых предпосылок.
И прекращение торгов по гривне с точки зрения валютного регулирования для украинской экономики — очень и очень серьезный и весьма тревожный сигнал.
Приблизительно как звук колокола на похоронах.
Дело в том, что — с этим согласны все эксперты, вне зависимости от политических и экономических убеждений, — сейчас киевская гривна изрядно переоценена. Даже текущий государственный бюджет обсуждаемой территории сформирован исходя из курса 27,2 гривны за доллар США. А сейчас доллар, согласно официальному курсу, котируется по 25,54 гривны за условную единицу.
В принципе, девальвация здесь (при иных условиях) была бы даже более чем разумна. Если бы не одно коварное «но», а именно — совершенно отвратительный внешнеторговый баланс Украины.
При таком балансе девальвация национальной валюты не дает (в отличие от того, как это неоднократно, к примеру, происходило на территории Российской Федерации) стимула для развития местной экономики. Ибо там, по сути, уже почти что нет (за исключением, может быть, остатков металлургии и сельского хозяйства) производств, продукция которых могла бы заинтересовать внешние рынки.
А неизбежное подорожание импорта вызывает в таких обстоятельствах не только всплеск инфляции (в том числе и на наиболее чувствительных внутренних потребительских рынках), но и привносит еще более чудовищные искажения в баланс импорта/экспорта, загоняя экономическую ситуацию в стране в классический «плоский штопор», выхода из которого, скорее всего, уже просто в принципе не существует.
И завершение торгов гривной в российской столице как раз и говорит о готовности мирового рынка к обвальной девальвации украинской валюты. На самом деле — это просто симптом: мировые брокеры (Московская биржа тут — только «площадка») не хотят рисковать при неизбежном обвале, предпочитая «демпфер» в виде либо доллара, либо евро. А вот торговать «напрямую» по паре рубль/гривна спекулянты более не желают, особенно среднесрочно, дабы не вводить себя в «спекулятивный блуд»: обрушение может стать таким обвальным, что никакое хеджирование рисков тут уже просто не предусматривается.
Подобного рода решения говорят прежде всего о том, что спекулятивные рынки, мало зависящие от любого политического и государственного регулирования, начинают готовиться к фактическому дефолту даже не украинского бюджета, а всей экономики немаленькой европейской страны. Потому что в данном случае за ситуацией с гривной скрывается легко прогнозируемый дефолт как минимум банковско-финансовой системы Украины. И последний уже воспринимается как данность даже спекулятивными и оттого склонными к риску игроками, несмотря на отсутствие официального признания в этом со стороны Киева.
В настоящее время среди экспертного сообщества уже считается «общим местом» нехитрая арифметика, согласно которой сейчас каждая седьмая гривна из бюджетных расходов Украины идет на погашение долга страны. И кредиты от того же МВФ уже давно идут исключительно на «поддержание ситуации», но продолжаться так не может не только «до бесконечности», но и даже более-менее долго. И девальвация тут никак не поможет, а только усугубит ситуацию: международные кредиты считаются отнюдь не в гривнах.
А деньги даются в долг только тогда, когда понятно, каким образом должник их сможет хотя бы со скрипом отдавать.
Так что о поездке российского президента в Крым украинским руководителям следовало бы беспокоиться в самую последнюю очередь.

Автомобиль в Марселе (Франция) таранил людей на остановках

Легковой автомобиль по очереди врезался в две автобусные остановки во французском городе Марсель, сообщают местные СМИ. В первом случае обошлось без жертв, однако на второй остановке водителю удалось сбить пешехода, скончавшегося от полученных травм. По данным газеты La Provence, речь идет о 42-летней женщине. Кроме того, еще одна женщина ранена.

В полиции сообщили, что задержали в районе Старого порта водителя машины, внешне похожей на ту, на которой совершили наезд. Выясняется, действительно ли он имеет отношение к случившемуся. Движение автотранспорта в районе Старого порта приостановлено.
https://ichef-1.bbci.co.uk/news/660/cpsprodpb/C93C/production/_97461515_041185412-1.jpg
Согласно предварительным данным, водитель совершил наезд на людей, будучи за рулем небольшого автофургона марки "Рено". Следователи полагают, что эту машину угнали ранее утром. К месту задержания подозреваемого прибыли саперы.
Следует отметиь, что далеко не везде так просто выехать на остановку:

https://pbs.twimg.com/media/DHvhrMPXkAElvyF.jpghttp://www.interfax.ru/ftproot/textphotos/2017/08/21/mars700.jpg
https://pbs.twimg.com/media/DHvc2Q6XsAAOwZx.jpg
https://pbs.twimg.com/media/DHvfoigWAAAhpc4.jpg
https://pbs.twimg.com/media/DHvfrFVXgAAsu6P.jpghttps://pbs.twimg.com/media/DHvfqMfXYAE_jJh.jpg

Может и не теракт, а очередной шизофреник, у которого крыша поехала от новостей с наездами?

Вместо немцев расстрелять детей поручили полицаям

Основанному Ярославом Мудрым городу, который изначально назывался Юрьев, почти тысяча лет. По народному преданию, на месте разрушенного во время татаро-монгольского нашествия Юрьева построили небольшую церковь из белой неотесанной березы. Впоследствии Белой Церковью назвали восставший из пепла город.  В начале XIX века он  дал приют еврейской общине, получившей право на расселение и строительство. Евреи принесли в Белую Церковь большую торговлю и ремесло.  К началу XX века в Белой Церкви проживало около 19 тысяч евреев, что составляло более половины населения города. Революция и гражданская проредили этот город, как и большинство в России.
http://images.aif.ru/012/269/b7cfb37a977e3e24be92884285edb00c.jpg
Перед началом Великой Отечественной войны в Белой Церкви проживало около 9500 евреев. Часть мужчин ушла на фронт, часть женщин и детей успели эвакуировать. К середине июля 1941 года в Белой Церкви оставалось около 4500 евреев. Гитлеровцы вошли в Белую Церковь 16 июля 1941 года. Как и в других в начале войны, весь ужас случившегося поняли не все. «Немцы — культурная нация, они с детьми и стариками не воюют», — считали белоцерковские обыватели.

Из отчета комендатуры Белой Церкви от 11 сентября 1941 года: «Многие из евреев Белой Церкви расстреляны, остальные убежали. Евреев в городе практически не осталось. Подчиненным штабам дано распоряжение о том, что если у них еще осталось значительное число евреев, то им следует организовать гетто и использовать евреев для работы в соответствии с существующими предписаниями».

«Крик и плач нарушили ночной покой солдат»

У расстреливаемых взрослых отнимали детей, решение о судьбе которых не было сразу принято. К 20 августа 1941 года в одном из зданий города скопилось около 90 маленьких детей, ставших сиротами, от младенцев до шестилеток. Единственная «забота», проявленная по отношению к ним, заключалась в том, что несчастных охраняли круглосуточно, чтобы еврейские дети не сбежали. Перепуганные малыши, которых мучили голод и жажда, постоянно плакали и кричали. Детские крики стали беспокоить немецких военных, размещенных неподалеку от места заключения маленьких невольников.

Вот что писал в своем рапорте командованию протестантский пастор 295-й пехотной дивизии Корнман: «Вчера, 20 августа, около 15 часов, ко мне и к военному капеллану пришли два священника из ближайшего отделения полевого лазарета и сообщили, что неподалеку, примерно в 500 метрах отсюда, на верхнем этаже одного из домов обнаружены 80-90 детей — грудных и дошкольного возраста, крик и плач которых слышны издали; поскольку они находятся там уже целые сутки, то был нарушен ночной покой солдат, расквартированных в соседних домах. От этих солдат и узнали священники о детях. Я пошел с ними и с капелланом в этот дом и увидел, что там, в двух маленьких комнатах, лежат и сидят дети — некоторые из них в собственных нечистотах — и, что самое главное, там не было ни капли питьевой воды, так что они очень страдали от жажды. На посту стоял украинский полицейский, от которого мы узнали, что это еврейские дети, родители которых расстреляны. Около поста находилась группа немецких солдат, у другого угла дома — еще одна группа, и обе возбужденно обсуждали увиденное и услышанное».

«Отбракованных» детей отправляли на тяжёлые работы либо на медицинские эксперименты СС в Освенцим и Бухенвальд.

Священники, разумеется, знали, об отношении к евреям в Третьем Рейхе, но полагали, что дети заслуживают проявления милосердия. Им удалось добиться от местного командования отсрочки принятия решения о судьбе детей, после чего они обратились к командованию армией.

Белая Церковь была взята 6-й армией вермахта. Эта армия, бравшая Париж, закончит свою историю в Сталинграде зимой 1943 года. А летом 1941 года ей командовал Вальтер фон Рейхенау, принадлежавший к той части немецкого офицерства, что решительно поддержала идеи нацизма.

Рейхенау, получив рапорт священников, пришел в ярость. Его возмутил тот факт, что в деле уничтожения евреев проявлено колебание. Он выразил недовольство тем, что капелланы вообще придали огласке эту историю, а трактовку событий, данную священниками, он охарактеризовал как «неправильную, неприемлемую и крайне дерзкую».

Рейхенау отправил в Белую Церковь начальника зондеркоманды 4а айнзатцгруппы «С» штандартенфюрер СС Пауля Блобеля, отвечавшего за проведение карательных акций.

«Их поставили у края рва и стали стрелять»

Блобель месяц спустя будет командовать уничтожением евреев в Бабьему Яру.

http://images.aif.ru/011/616/314dc88fedd05ff2a5524301ebcb0c56.jpgВсе произошло 21 августа 1941 года. Вот что рассказывал об этом дне оберштурмфюрер СС Август Хефнер: «Блобель приказал мне казнить этих детей. Я спросил его: кто будет расстреливать? Он ответил: солдаты Ваффен-СС. Я сказал ему: они люди молодые, как мы объясним им, что нужно стрелять в маленьких детей? И я предложил, чтобы детей расстреливали украинские полицейские, подчиненные фельдкоменданту. Ни один из них не отказался... Я отправился в рощу... Солдаты уже успели выкопать ров... Привезли детей... Украинцы стояли вокруг и дрожали. Детей выгрузили... Их поставили у края рва и стали стрелять... Поднялся неописуемый крик. Эту картину я не забуду никогда в жизни. Мне тяжело об этом рассказывать. Мне особенно запомнилась одна маленькая белокурая девочка, которая уцепилась за мою руку. Ее тоже застрелили... В некоторых детей приходилось стрелять по четыре-пять раз, чтобы умертвить их».

Приказ Рейхенау был исполнен: больше никто не тревожил истинных арийцев из вермахта плачем и криками.

Судьба палачей

Когда после тяжелых боев 4 января 1944 года войсками 1-го Украинского фронта Белая Церковь была освобождена, во рвах рядом с городом были обнаружены тела примерно 4500 казненных евреев. Были убиты практически все, кто остался в городе на момент оккупации.

Вальтер фон Рейхенау ненадолго пережил детей, которым подписал смертный приговор. 14 января 1942 года у Рейхенау произошло кровоизлияние в мозг, а 17 января он умер в воздухе во время перелёта из Полтавы в Лейпциг на лечение; самолёт с его телом при посадке во Львове потерпел авиакатастрофу, врезавшись в ангар. При этом командующему оторвало голову, которую пришлось срочно пришивать на место для  похорон.

Пауль Блобель в конце войны попал в руки западных союзников. В 1948 году он был приговорён к смертной казни американским военным судом на процессе по делу об айнзатцгруппах в Нюрнберге и повешен 7 июня 1951 года.

Август Хефнер, так же, как и его патрон Блобель, участвовавший в массовых убийствах в Бабьему Яру, предстал перед судом в ФРГ лишь в конце 1960-х, получил 9 лет тюрьмы, вышел на свободу, и тихо скончался в 1999 году.

В июне 2017 года руководители еврейской общины украинского города Белая Церковь обратились через международную организацию Rememberus.org с просьбой повлиять на городские власти, препятствующие установке знака в память о еврейских детей, убитых здесь нацистами и их украинскими пособниками.

Никто не собирается влиять на киевский режим, опирающийся на потомков тех скамых полицаев и прославляющих бандеровцев.
 

Камингаут рупора Госдепа. Ветеран двух революций, журналист Юлия Мостовая хочет свалить из Цэевропы, потому что «Незалежнисть» - это воровство

В Украине сегодня мода на прозрение: не тех избрали, не за то стояли, не в курсе, что в стеклянной комнате нельзя бросаться камнями. Ветераны цветных революций, которые как бы победили «кучминский совок» в 2004 и «кровавую панду» в 2014, теперь заламывают руки и хотят покинуть страну победившей «гидности». Многие, кстати, так и сделали, набив мошну золотыми монетами «гидности»… Но не все.

Первый этап - это переобувшиеся Гордоны (экс-депутат Киевсовета, редактор издания «Бульвар», Сычи (журнал «Новое время») и Бильченко (культуролог, поэтесса Майдана), которые просто хотят дистанцироваться от революции достоинства, мотивируя поступок тем, что «нам дали гораздо лучший мех». Однако их показное прозрение ничего общего с раскаянием не имеет, это просто смена камуфляжа перед тем как будут бить.

Вот «исповедь» редактора проамериканского издания «Зеркало Недели» Юлии Мостовой – это проф. деформация другого уровня. Кормовая база сокращается, а «трампнаш» уже даёт смачные пинки и отбирает печеньки… Но! Когда тигры дерутся, обезьяна сидит на горе. И Мостовая со своим супругом Анатолием Гриценко, неоднократным кандидатом в президенты, хочет быть как раз такой «обезьяной». Как человек, сидевший два десятилетия на грантовых американских потоках, Мостовая прекрасно понимает, что Украина становится полигоном для сведения счётов республиканцев и демократов США – Трамп хочет зачистить марионеток Обамы, показав избирателям, какое дерьмо приходится содержать на деньги американских налогоплательщиков. В свою очередь, «раздатчики майданных печенек» грозят американскому президенту импичментом…
 
Но итог-то этих разборок для Украины один: укрепляется властная вертикаль, страна варится в собственном соку. И вот уже «грантожорка» Мостовая пихает «настоящего полковника» Гриценко в следующие герои Майдана, из которых потом «вырастают» президенты. В крайнем случае – кандидаты. При этом пиар супруга редактора издания с самыми высокими расценками «на правду», сопровождает всеми необходимыми для быдло-массы приёмами: крокодиловыми слезами, фальшивыми гримасами отчаяния и ритуальными возгласами «всё пропало!»:
«Я хочу уехать. Куда-нибудь туда, на Запад, вслед за миллионами хватких, трудолюбивых, предприимчивых, умных. За миллионами тех, кто надеялся и даже боролся, но устал. Кто предпочёл свою мельничку донкихотству. Кто слал деньги сюда, а теперь забрал детей и отчалил, бросив стариков и фразу на прощание: "Жизнь одна и идёт она в одну сторону".
Я хочу уехать от несостоявшейся Независимости. Ибо, оглядываясь назад, меня не покидает мысль, что политический класс использовал независимое Украинское государство только с одной целью — разворовать. Мы потеряли территории, усохли в демографии, почти добили медицину, образование и промышленность, грохнули науку. Зато мы блистали в рейтингах "Форбса".
За двадцать шесть лет лишь немногие поняли, что "меншовартість" — это не только по отношению к России, но и к Западу тоже. Власть так и не научилась говорить твёрдое "да" и твёрдое "нет", когда речь идёт о национальных интересах. Она готова обменивать эти интересы на любом рынке, лишь бы ей не мешали обогащаться.
Я хочу уехать от президента, рождённого под знаком "Жадные Весы". От президента, не задающего трендов развития и не принимающего стратегических решений. Не принимающего, по причине взвешивания копеек от остановки на том или ином варианте.
Хочу уехать от олигархов, льющих крокодильи слезы по поводу низкой капитализации их бизнеса в нецивилизованной стране и неизменного во время выборов финансирующих победителей кастинга подлецов. Я просто хочу уехать от глупости.
Я боюсь избирателей, крадущих у меня пятилетки нормальной жизни и разменивающих свою на 200 гривен. Я хочу сбежать от жителей городов, готовых "доверить ключ от своей квартиры" матёрому аферисту с десятком лет отсидки и неизменным трауром под ногтями. И от сельских избирателей, готовых отдать голоса за человека, на заре девяностых рэкетировавшего не вилами, а журналистским удостоверением, приторговывавших наркотой аптекарей.
Я увидела, как часть волонтёров продалась и нажилась. Но я хочу уехать, чтобы не видеть, как окончательно сойдут с ума от чужих горя, крови, боли и слез оставшиеся честные.
Я не хочу видеть, как рейдеры и рекетиры обзаведясь идеологией, нашивками и сбиваясь в корпусы и охранные агентства, потрошат безнаказанно фирмы, банки и непонравившихся граждан. Не объяснили им властные кураторы, что патриотизм — это не забирать, а отдавать.
Я 45 лет смотрела в окно на Голосеевский лес и не хочу увидеть, как его заслонят и убьют тринадцать 27-этажных блоков, выстроенных по наводке продажной гэбни, выпускающей из СИЗО бизнесмена-сепара за сотню квартир. Да если б только продажных… К тому, что меня "слушают", за два десятка лет я привыкла. Но когда я вижу ложащиеся на столе президента резюме моих телефонных разговоров, где Красная шапочка на ковре-самолете залетает в Винтерфел, я ужасаюсь уровню компетенции моих соглядатаев. Не за себя страшно. За страну. За президента, которого кормят продуктом интеллектуального несварения.
Хочу уехать от вездесущей и всеоправдывающей фразы: "Ну, вы же знаете, в какой стране мы живем". От лжи и подмен, путающих пиар с делами; политически активного бизнесмена — с президентом; количество обысков — с эффективностью власти; объявление подозрения — с приговором суда; приговор продажного суда — с истиной; истерику — с диктатурой; болтунов — с реформаторами…
Я устала клянчить деньги на газету. Перетаскав в редакционную бухгалтерию из дому всё, что могла, ещё в 2000-е, я устала быть лавирующей попрошайкой, не желающей попадать в плен отечественного бизнеса. Я устала не писать, потому что мне нужно искать деньги для выплаты нищенских зарплат и гонораров, для поддержания неведомо кому нужной площадки, где думающие люди публикуют умные, системные, общественно важные и государственно-прикладные тексты.
Я хочу сбежать. Но! Да, вы правы, — я останусь.
Потому что темнее всего перед рассветом. А я знаю, что он начнётся ещё в этом десятилетии. Не спрашивайте, — откуда. Просто знаю и все.
Не уеду, потому что мои родители должны, ссутулившись, сидеть на могилах своих матерей и отцов, когда захотят с ними поговорить.
Потому что моим детям нужна Родина, а они должны быть нужны ей. Даже если они не строители и продавцы, а бесполезные ныне биохимики, изучающие мозг человеческий. Тот самый орган, который не поспевает не то что за информ-потоком и функционалом гаджетов, а даже за нумерацией айфонов.
Потому что, забыв о хабалках-перекупщицах, я не уеду от нечаянной радости печальных сморщенных старушек. Кто же тогда купит у них ненужный килограмм творога, мятую малину, неумытую картошку?
Потому что, побывав почти в полусотне стран, я не видела Харьков, Шацкие озера, черновицкий универ, Каменец-Подольскую крепость и только-только разобралась в нумерации станций Фонтана. Я, энтомолог Печёрских холмов, ещё не видела свою страну.
Я не уеду от Любомира Гузара, который приехал из благополучного мира, чтобы сделать нашу страну лучше; который вернулся, чтобы остаться. От Леси Литвиновой: я ей не нужна, но она нужна мне. От Виталия Шабунина: у него такой красивый хук! От стариков-конструкторов, помнящих, что ОПК — это не только откат. От чудом уцелевших нищих школьных учителей, ученики которых привозят медали со всемирных олимпиад. От нескольких тысяч умных студенческих глаз, пусть в стране и останется только половина из них.
Я не уеду от тех, кто не сдался. Кто мужает, умнеет, крепчает. Кто учится на своих ошибках. От тех, кто будет готов, а не думает, что уже готов, когда Украине выпадет очередной шанс стать другой. Я хочу застать этот день. Я хочу в этом участвовать. Я хочу наконец-то обрадоваться тому, что получилось.
Я знаю, что все прекрасно справятся без меня. Но я не уеду. Мне некого там любить. Не в кого верить. Не за кого рвать сердце. Пусть оно порвётся здесь», - пафосно излилась ненатуральными слезами редактор СМИ, которое было рупорами двух Майданов, сломавших хребет Украине.
«Обожаю, когда журналисты, топившие за два Майдана подряд, пишут слезливые статьи в стиле «Нас ипут, но мы крепчаем» про подлую постмайданную власть, которая хуже прежней. И про то, что всё равно наступит свет после тьмы»,- иронизирует политолог Дмитрий Корнейчук.
 
«Кажется, ещё немного и по сети польется Je suis Mostova)) Этот тривиальный плач о жадных олигархах - я вот прекрасно помню, как без всякого отъезда на Запад предприимчивая Мостовая умудрялась ставить на соседних полосах корпоративную заказуху сразу от двух враждующих сторон. Без всяких там рекламных плашек. Теперь эти жадные олигархи и вправду обеднели, корпоративные войны в прессе сошли на нет - всё решает грубая сила, те самые 'рейдеры и рекетиры' - платить за джинсу бессмысленно. И это, конечно, расстраивает главреда», - указывает замдиректора аналитического центра «Экспертный совет» Глеб Простаков.

Поэтому назвать колонку Мостовой выстраданной точкой зрения - язык не поворачивается. Это продуманная полит-технология, подсказанная агенту Госдепа ее работодателями. Уже в одном названии – «Темнее всего перед рассветом. А я знаю, что он начнется ещё в этом десятилетии» - есть всё, что нужно непритязательному избирателю.

Во-первых, рыдательный задел из серии, «всё, к тётке, в глушь, в Саратов!» обрывается на самом волнующем месте обещанием-таки остаться в Украине. Буквально собралась пожелать семье Гриценков легкого пути и удачного обустройства в США, как выяснилось, что революционеры и автомайдановцы остаются. И призывают к этому остальных- ведь скоро наступит рассвет «гидности» и вернётся доллар по 8 гривен. Суть этих стенаний проста: надо ещё чуток потерпеть, затянуть пояса, не возбухать, не ходить на Майданы.

Прямой посыл в мозг кастрюль, которые бегут из страны победившего Майдана кто в РФ, а кто в ЕС. Надо отметить, что вариант «скоро рассвет» это некий аналог ХПП, но цель у посылов одна: задержать в Украине народ, который будет платить налоги и счета за отопление.

Также слабо верится в переобувание верного агента Госдепа (семья Мостовых регулярно получала подпитку своего СМИ из-за океана). Вряд ли сама главред «ЗН», её супруг, а теперь и сын мужа – автомайдановец, боровшиеся за превращение «неньки» в колонию США, будут рыдать в голос от того, что пропагандируемые «ценности» уже наступили. Это ж не малограмотный казак Гаврилюк или перетрусившая поэтесса Бильченко. Американцы видят, что крышку с бурлящей недовольством украинской кастрюли, почти срывает. Поэтому Мостовая и ей подобные пытаются снизить градус общественного протеста, запудрить людям мозги и информационно отдалить полный крах, который наступает в результате деятельности идеологов майданов. И - поверьте - кое-что ей удастся. Идиотов, готовых ждать дольше, чем жизнь, всегда предостаточно. Но пугает то, что в ход пошла тяжелая артиллерия пропаганды, и если она не сработает, то власть перейдёт к открытым репрессиям, в том числе, и против журналистов - что уже наблюдается.

Во-вторых, Юлия Мостовая пытается ввести в число спарринг-партнеров Порошенко своего мужа – лидера унылой партии «Гражданская позиция» и двойного лузера: Гриценко дважды баллотировался в президенты под девизом «Первый непроходной», набрав поддержки меньше планки социологической погрешности. Но именно такой соперник и нужен Вальцману – экс-министр обороны Украины, пронатовский политик, трижды депутата ВРУ, отец сына-автомайдановца и муж патриотичной журналистки. Такой затмит не только Рабиновича, но и Ляшко, которые сейчас пробуются на роль «любимой оппозиционной жены» гаранта нации. 

Мостовая рассчитывает, что США всё же заставят Порошенко «перетрахнуть» Раду, и та станет если не первой леди (извечная мечта), то уж женой лидера фракции ВР – точно. Если внимательно читать её полный соплей и слюней текст, то вполне можно найти состав первой пятёрки списка Гриценко - некая волонтёрка Леся… антикоррупционер Шабунин… Алексей Гриценко - один из лидеров «Автомайдана». Там, кто знает… может, разборки между демократами и республиканцами на украинском поле приведут к тому, что США посадят на очередной грейдер именно «портяночника» Гриценко - как до этого поступили с шоколадником Порошенко? Вот про это колонка Мостовой и потому она не хочет уезжать – ещё не все печеньки съедены.