суббота, 19 августа 2017 г.

Резня в Сургуте: Сторонники ИГИЛ добрались до Урала

Кровавую бойню власти все еще пытаются списать на простое покушение на убийство
                                                                                                      

Правоохранительные органы, похоже, очень сильно хотели замять страшный инцидент, который произошел сегодня утром в Сургуте, и представить его не терактом, коим он по всем признакам является, а покушением на убийство (заметим: сразу 8 человек). Они уже почти исключили теракт как основную версию нападения. И в пресс-службе управления МВД РФ по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре заявили, что напавший с ножом на случайных прохожих мог страдать психическим расстройством. По данному факту местными следственными органами СК РФ возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 п. а ч. 2 ст. 105 УК РФ («Покушение на убийство»).

В то же время полицейские дали информацию, что личность нападавшего на прохожих в Сургуте установлена: резню устроил местный 23-летний житель по имени Бобичел Абдурахманов, позже пошли сообщения, что убитый — 19-летний Артур Гаджиев. Его отец — Ламетулах, состоит на учёте как экстремист и последователь радикальных религиозных течений. Семья родом из Дагестана.

Местные власти призвали граждан сохранять спокойствие до установления следственными органами всех обстоятельств. И местные сайты уже в 12.30, то есть спустя полтора часа после преступления, стали удалять заметки, где по горячим следам давали информацию про пояс шахида и другие подробности, которые могли указывать на то, что это теракт, совершенный религиозным фанатиком или фанатиками.

Безусловно, версия про психическое расстройство или про нападение, совершенное под спайсом, очень удобна для региональных и федеральных властей. И понятно стремление власть предержащих не сеять среди населения панику и не провоцировать вражду на религиозной почве. Но все это не отражает суть произошедшего и даже противоречит ей.

Отметим, сразу после нападения в группе «Наш Сургут» в социальной сети «ВКонтакте» появились сообщения от свидетелей, что нападавших было двое и они были одеты в куртки с черными капюшонами. Один из нападавших, тот, который был застрелен полицией, по словам очевидцев, кричал «Аллах Акбар» и что-то еще бессвязное. И действительно: уже в 13.00 по московскому времени в Сети появилось видео, где полицейские задерживают соучастника Абдурахманова. На данный момент в городе объявлен план-перехват, полиция разыскивает других возможных соучастников преступления.

На место происшествия, кстати, сразу же прибыли кинологи и взрывотехники. А на опубликованных в СМИ фотографиях видно, что на убитом преступнике имеется поясная сумка с проводами, которая закреплена липкой лентой. Возможно, это муляж: такой же, какой был на боевиках во время недавних событий в Барселоне и во время мартовского нападения на воинскую часть Росгвардии в Чечне. Тогда на некоторых из боевиков были такие же фальш-пояса, рассчитанные на психологическое воздействие.

Кроме того, нападение в Сургуте очень похоже на случай в финском городе Турку, где вчера, в пятницу, неизвестный также напал с ножом на прохожих и в результате чего два человека погибло, восемь пострадали. Полиция Финляндии, однако, расследует этот инцидент как теракт.

Уже стало известно, что нападавшие в Сургуте имели связь с «Исламским государством» *, которое взяло ответственность на себя, о чем сообщает SITE Intel Group. Как правило, если атака спланирована ячейкой ИГ, то группировка сразу же берет на себя ответственность за случившееся. А если теракт осуществлен так называемыми солдатами халифата, откликнувшимися на призыв ИГ (то есть местными радикалами, которые за несколько дней или непосредственно перед нападением записали присягу халифу на видео), то ИГ берет ответственность только после проверки на факт присяги — обычно через день-три. Распространённая в СМИ версия, что ИГ, просто мониторя ленту новостей, берет на себя ответственность за все теракты, не верна.

Отметим, что с 2016 года, на фоне территориальных потерь в Сирии и Ираке, пропаганда ИГ начала активно публиковать материалы о бытовом терроре. Журнал радикалов «Румия», который переводится на разные языки, включая русский, даже распространял инструкции, как правильно и под каким углом таранить общественный транспорт на автомобиле.

В одном из видеороликов бывшие инструкторы французского Иностранного легиона и ныне — инструкторы ИГ — доступно объясняли, как быстро зарезать неверного и демонстрировали порезы и уколы на связанном живом пленнике. А во второй части пособия — боевик ИГ на кухне собирал из подручных средств бомбу, начиненную подшипниками.

Подобные вещи укладываются в стратегию выживания ИГ: если идея строительства халифата рухнула, то необходимо как можно чаще напоминать о себе разными атаками, тем самым — поддерживать бренд ИГ как нового террористического центра, способного составить конкуренцию Аль-Каиде**. Или даже — превзойти ее. Скажем, июньская атака в Тегеране на парламент и мавзолей Хомейни пропагандой ИГ трактовалась как нападение на тех, на кого не нападала даже Аль-Каида из-за достигнутых со времен войны в Ираке договоренностей.

Руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семёнов отмечает, что для Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО) — Югры характерно распространение салафитской версии ислама.

— Записывать все салафитские группы в радикалы, как это делают некоторые эксперты, абсолютно не правильно. В то же время нельзя исключать, что некоторые из них могут проникнуться идеями ИГ и отойти от умеренной версии салафизма. Идеи ИГ заразительны и распространяются не только среди салафитов, но и мусульман других направлений и даже не мусульман. «Благодаря» удачной и масштабной пропагандистской кампании ИГ, они сразу становятся адептами этой сектантской идеологии. ИГ культивирует культ войны и крови, оно проводило и до сих пор проводит большую пропагандистскую кампанию, которая затрагивает скрытые темные уголки человеческих душ. Поэтому напрямую связывать с салафитами происшествие в Сургуте я бы не стал.

Не исключено, что нападавшие даже не знали, что нужно давать присягу ИГ, чтобы оно взяло на себя теракты. Они могли сделать это на волне атак в Барселоне и Финляндии и таким образом проявить себя. Особенно если они организовали местную ячейку, никак не связанную с ИГ, а знания черпали исключительно из видеороликов в Сети и накручивали себя. Теракты за рубежом могли подтолкнуть их к действиям. Поэтому я также не стал бы говорить, что в Сургуте действует организованная ячейка ИГ. Скорее всего, это так называемые симпатизирующие.

— Каким образом можно противодействовать такому бытовому террору?

— Безусловно, противодействие должно осуществляться на информационном уровне. В постоянном эфире должны быть авторитетные мусульманские лидеры, которые не назначаются на роль агитатора властями и соответствующими службами и которых никто не слушает. Повторю, это должны быть авторитетные знатоки теоретических и практических сторон ислама — алимы, которые доступным языком будут давать оценки событиям и которые будут учитывать все нюансы. Зачастую у нас наоборот ставят знак равенства между всеми организациями, часть из которых и вовсе самостоятельно борются с радикалами и ИГ. Подобная просветительская работа должна вестись на качественном уровне, иначе она наоборот может добавить уверенности тем, кто считает верной только идеологию ИГ.

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией и её деятельность в России запрещена.

** «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.



Комментариев нет :

Отправить комментарий