пятница, 8 сентября 2017 г.

Прощание с Каталонией. Эдуард Лимонов

Так в переводе на русский называется книга Джорджа Оруэлла «Hommage a Catalonia» — воспоминания автора «1984» о гражданской войне в Испании, в которой Оруэлл участвовал в рядах ополченцев антисталинской компартии ПОУМ, в тех как раз местах, которые сейчас хотят отделиться от Испании.
Там он был ранен в горло фашистским снайпером, так как неумело встал в окопе — длинный, худой человек.
А Испании, судя по всему, придётся в этот раз распрощаться с Каталонией. 1 октября состоится вторая попытка каталонцев отделиться от испанцев. В первый раз это было в ноябре 2014 года, тогда опрос на тему независимости дал в результате 80% голосов за независимость.
На самом деле тогда это уже был референдум, но Конституционный суд Испании снизил его статус до опроса.
Каталония — это северо-восточный кусок территории Испании с прославленной столицей Барселоной.
Каталония граничит на севере с Францией (там в департаменте Восточные Пиренеи тоже живут каталонцы, и ещё неизвестно, останутся ли они спокойными в случае возникновения каталонского государства рядом с ними), а с востока её ласкают тёплые воды Средиземного моря.
У Каталонии есть свой красно-жёлтый полосатый флаг, напоминающий о её жарком до искр из глаз красно-жёлтом лете, есть свой каталонский язык, есть неплохое историческое прошлое, есть самый фантастический в мире архитектор Гауди — и вот книга Джорджа Оруэлла о них.
Помимо этого, страна развита экономически больше остальной Испании. Семь с половиной миллионов человек населения производят здесь 23% всего валового национального продукта Испании. Так что у каталонцев есть довод: «Не хотим горбатиться на всю остальную ленивую Испанию!»
Испания не хочет их отпускать. В Мадриде понимают, что дай независимость каталонцам — её станут добиваться арагонцы и кастильцы, к примеру. А каталонцы хотят уйти, считая, что без Испании им будет лучше.
Коренных каталонцев в Каталонии 35% населения, 45% — испанцы, остальные двадцать процентов, грубо говоря, иностранцы, но каталонцы — сплочённая группа и задают тон. Вспомните, в 1991-м за независимость Украины проголосовали миллионы русских, живущих там. Теперь кусают локти, я полагаю, но дело сделано.
Глава правительства Каталонии с блистательной и одновременно отпугивающей фамилией Пучдемон, подписывая акт о референдуме, сказал многозначительно: «Решение должен принимать народ, а не какой-то суд, или совет министров, или Конституционный суд». Вот и будут принимать 1 октября.
Испания не хочет их отпускать, но вряд ли дело дойдёт до войны. Хотя — чем чёрт не шутит, когда Бог спит…
Вообще в Европе, после того как она с превеликим трудом объединилась в Европейский союз, мы сейчас наблюдаем в действии силы отталкивания.
Более того, сепаратизмы и независимости стали шикарной социальной модой. Ведь человечество же движется модами вестиментарными, то есть что надевать: мини-юбки ли и какие пиджаки, широкие либо общёлкивающие, и вот социальными. Независимости успешно модные, в то время как старые государственные образования выглядят как унылое ретро.
Кому же хочется жить в ретро-государстве, все хотят жить в весёленьких новеньких государствах.
Они и раньше существовали — силы отталкивания я имею в виду. Вспомним, как успешно разделилась искусственно слепленная Версальским договором Чехословакия…
Я помню, в 80-е во Франции энергично действовали корсиканские националисты, да и баски не оставляли в покое две страны — Испанию и Францию, баскское движение за независимость было достаточно мощным и достаточно кровавым.
Но тогда европейские сепаратисты не имели шансов на успех, теперь имеют всё больше.
Одновременно начинает сыпаться и само здание Европейского союза: такая старая и важная европейская страна, как Великобритания, покидает ЕС — считайте, покинула.
Кстати говоря, если Каталония станет независимой, то это укрепит дух шотландцев: шотландцы ведь пытаются выйти из состава Великобритании.
Франция и Испания, вероятно, вынуждены будут потерять часть своих территорий в пользу независимой Страны Басков. Мне это представляется неизбежным: баски вряд ли будут сидеть смирно, глядя на успехи каталонцев и шотландцев, если они будут.
Корсиканский национализм тоже никуда не делся, остров, где родился последний великий итальянский кондотьере Наполеон Буонапарте (!), всегда чувствовал себя ближе к Италии, чем к Франции. А блистательная Ницца до, если не ошибаюсь, 1902 года была итальянским городом.
Так что Европа задвигается, задёргается и станет переживать тектонические национальные сдвиги.
Те народы, которых игнорировали в XIX и XX веках, присоединив их без жалости к более крупным государствообразующим народам, больше не хотят сидеть тихо. И не будут сидеть тихо.
Ну и, конечно, пришлые мигранты дадут о себе знать. И тоже захотят поучаствовать в разделке туш принявших их стран.
По моему личному мнению, лучше всего эта разделка может удаться во Франции в первую очередь. Французы говорят между собой о возможном образовании арабской Франции на юге, вдоль Средиземного моря, со столицей в Марселе, и французской Франции на севере — со столицей по-прежнему в Париже.

1 комментарий :

  1. Видна опасная тенденция в мире : в каждой стране начинается деление. Причем делят как сами штаты, так и любую страну евросоюза. Стараются раскачать по национальному или религиозному или экономическому (хватит кормить...!) признаку любое национальное государрство.

    Явно что МП желает все смешать в кучу. ни одной страны сильной не должно остаться. Ни одного целостного народа. Общая тенденция именно к такому "Вавилону"...

    ОтветитьУдалить