четверг, 14 сентября 2017 г.

Москве отступать больше некуда. Юрий Селиванов

Сдача Донбасса киевскому режиму исключена по соображениям выживания самой России

В связи с выдвижением Президентом России Владимиром Путиным инициативы о размещении на Донбассе миротворцев ООН и, особенно, его допущением о возможности их дислокации в других «местах деятельности ОБСЕ», очередная волна слезоточивых причитаний на тему «путинслилдонбасс» представляется неизбежной. При этом, похоже, что приверженцы таких алармистских взглядов ничего не поняли и ничему не научились. В частности, не сделали ровно никаких выводов из того факта, что все предыдущие версии «слива Донбасса Путиным», которых за эти три года было немало, благополучно приказали долго жить.
Вот только одна любопытная иллюстрация на эту вечнозеленую «сливную» тему. Еще два с половиной года назад – в мае 2015 года, один такой всезнающий «эксперт» —
доктор исторических наук, профессор МГИМО Валерий Соловей написал:
Российские элиты пришли к выводу, что военную операцию на Донбассе нужно сворачивать, как можно быстрее. В Москве сложился важный консенсус:
  1. Военная эскалация на Украине крайне опасна для России. В этом абсолютно уверены и армейцы.
  2. Донбасс надо оставлять, причем побыстрее. Даже если придется бросить его на произвол судьбы.
  3. Отношения с Западом, в первую очередь с США, надо нормализовать. Даже ценой уступок.
Психологическая и моральная готовность к выполнению этих действий безусловная. Ждут только отмашки…
С тех пор прошло уже два с половиной года, а этой «отмашки» как не было, так и нет. И наверняка не будет! А Президент России, несомненно, знает, что делает. И его нынешние действия и намерения не имеют ровно никакого отношения к так называемой сдаче Донбасса киевской хунте.
Идея о размещении нейтральных миротворческих сил на донбасской линии фронта отвечает интересам России, ДНР и ЛНР, но никак не киевского режима. И совершенно ясно – почему.
До сих пор террористическая власть, засевшая в Киеве, использует, в качестве своего «главного аргумента», ежедневное физическое насилие, в виде обстрелов неподконтрольной территории из всех видов оружия. Расчет прост, как дважды два. Постоянно терроризируя этими обстрелами гражданское население, создать совершенно невыносимую социально-политическую обстановку в ДНР и ЛНР, с тем, чтобы вынудить их лидеров под давлением массового недовольства постоянно убиваемых местных жителей, пойти на уступки киевским узурпаторам. В рамках этой людоедской логики расчет для хунты беспроигрышный. Хватило бы только снарядов постоянно держать под огнем города Донбасса. А подлости и бесчеловечности у них хватит на многие годы.
Поэтому положить конец этой кровавой вакханалии не только естественное и первостепенное желание населения этих республик, но также их руководства и, соответственно, Москвы. Собственно говоря, эти обстрелы едва ли не единственный и точно — самый уязвимый пункт стратегии России на Украине, которая сводится к тому, чтобы дать киевскому режиму достаточное время для того, чтобы он. рано или поздно, совершил неизбежное самоубийство. Неизбежное потому, что режим способный только вести войну и терроризировать собственный народ, но не имеющий экономической базы для своего существования, при таком количестве «лишнего» населения обречен на самоуничтожение. «Мы подождем!» — сказал недавно по этому поводу министр иностранных дел России Лавров. Но ждать под постоянными обстрелами – задача нереальная. Ни в чем не повинные граждане донецких республик должны получить реальные гарантии безопасности.
Именно в этом и заключена основная суть путинской идеи о размещении нейтральных миротворческих сил на линии огня. Что же касается его оговорок о возможности их дислокации в некоторых других местах, связанных с деятельностью миссии ОБСЕ, то следует помнить, что количество этих мест строго ограничено и что они уже и сегодня находятся под контролем Запада в лице того же ОБСЕ. И, соответственно, ничего существенно нового, в этом смысле, не возникнет. И самое главное — существование этих «отдельных мест» никак не влияет на факт открытости границы между республиками Донбасса и Россией.
Что же касается «хотелок» американского госдепартамента и его киевских холуев, которые настойчиво домогаются полного перекрытия всей донбасско-российской границы, то, как известно, хотеть не вредно. Порядок возвращения украинского контроля на линию госграницы четко и недвусмысленно прописан в минских соглашениях второй фазы. Которые являются строго обязательными к исполнению обеими сторонами конфликта – то есть республиками Донбасса и киевским режимом. И эти соглашения не оставляют для Киева ровно никаких надежд на окружение и удушение ДНР и ЛНР без каких-либо существенных уступок со стороны самого режима.
Вот что, в частности, говорится в тексте Минских соглашений о порядке урегулирования конфликта на востоке Украины:
Пункт 9. «Восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта, которое должно начаться в первый день после местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования (местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей на основании Закона Украины и конституционная реформа) к концу 2015 года при условии выполнения пункта 11…»
Читаем пункт 11: «Проведение конституционной реформы на Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов),..
Если перевести все эти юридические загогулины на обычный человеческий язык, то их смысл сводится к тому, что до тех пор, пока на Украине существует нынешняя тоталитарная, по сути неонацистская диктатура, этому режиму не видать контроля над всей восточной украинской границей как своих ушей без зеркала. Потому что реальная конституционная реформа на основе полноценной децентрализации регионов Украины сметет этот режим в выгребную яму истории с гарантией существенно большей, чем сто процентов. Единственный шанс нынешних киевских сатрапов, захвативших власть на Украине силой оружия и вопреки воле абсолютного большинства граждан, заключается в том, чтобы оставить всё как есть. То есть удержать всю полноту власти в своих руках. Децентрализация Украины наверняка убьет режим вместе с его физическими носителями. А поскольку они отнюдь не самоубийцы, выполнять минские соглашения в самой их главной — политической части они даже не думают.
И по-прежнему надеются только на то, что с помощью постоянных террористических обстрелов Донбасса они смогут истощить терпение местного населения, поставить, таким способом, на колени руководство донецких республик и вынудить Россию пойти на капитулянтские уступки.
Именно на нейтрализацию этого киевско-американского коварства и направлен миротворческий план Путина. И больше ни на что другое! Это надо четко понимать. Никакого «слива Донбасса» не видно даже на горизонте. А тем, кто на это все еще надеется, или всерьез этого опасается, следует, наконец, дать себе труд вслушаться в то, что говорит по этому поводу российский лидер. А говорит он четко и ясно — «Нас уже так прижали, что дальше отступать просто некуда!» В Москве не строят никаких иллюзий по поводу варианта сдачи Донбасса киевским бандеровцам и Америке. Первый и самый непосредственный удар будет нанесен по России в виде миллионов новых беженцев из этих брошенных на съедение национал-фашистам регионов.
И уже на следующий день после захвата Донбасса, киевская хунта, понукаемая тем же Вашингтоном, станет во всю глотку вопить о возврате себе Крыма. И начнет стягивать туда войска, чтобы повторить в отношении полуострова донбасский сценарий. А все так называемое «международное сообщество» будет только хлопать в ладоши Киеву и требовать ввести новые санкции против России. Вроде тех, которыми сейчас Запад пытается удушить Северную Корею.
И так – до бесконечности. Запад никогда не отцепится от России и всегда найдет, что от нее потребовать. А если он вдобавок увидит, что Москва готова и дальше идти на уступки, то расценит этот только как явную слабость и как повод для многократного усиления давления и выдвижения все новых требований. Именно это хорошо понимает Путин, когда говорит, что отступать больше некуда. В этом смысле сдача Донбасса равнозначна сдаче всей России. И именно потому её не будет. Потому, что не может быть никогда.

Комментариев нет :

Отправить комментарий