четверг, 12 октября 2017 г.

Стул для шпионки

Принц, министр, атташе и шесть миллионов стульев
В 1962 году в Лондоне вспыхнул небывалый по мощности и масштабу последствий шпионско-эротический скандал. Несколько оборвавшихся карьер, отставка британского правительства, тюремные сроки и даже один труп. А в центре всего этого безобразия ― женщина, красивая и обнажённая.

Начать надо, пожалуй, с лондонского бонвивана Стивена Уорда. Популярный врач-остеопат и модный художник-портретист стал известен всей британской столице не столько своим врачебным искусством и талантом живописца, сколько благодаря умению организовать приятный досуг лондонцам и гостям столицы. Не каждый англичанин имел возможность провести уикенд в доме Уорда, но зато любой подданный Её Величества мог свободно сплетничать о делах, творившихся в этом весёлом доме.



Стивен Уорд

А домишко был уж куда веселее. В частности, завсегдатаями Уорда были военный министр Соединённого Королевства Джон Профьюмо и принц-консорт Филипп, герцог Эдинбургский. Но было бы ошибкой считать, будто Уорд собирал у себя чисто мужскую компанию. Бывали там и дамы. В дамах ценились не социальный статус и регалии, а длинные ноги и упругие бюсты.

Одной из таких дам и была Кристин Килер, вокруг которой и разгорелась вся эта свистопляска. До встречи с Уордом она успела поработать манекенщицей и танцовщицей в ночных барах. Популярность её как собеседницы образованных господ была просто бешеной. С ней охотно проводили время и принц, и министр.

Вся эта чисто английская идиллия могла бы продолжаться сколь угодно долго, если бы в игру не вступили эти коварные русские. Позже Уорд утверждал, что ввёл в свою гостиную военно-морского атташе Советского Союза в Великобритании Евгения Иванова исключительно из любви к искусству. Якобы Уорд мечтал написать портрет Никиты Хрущёва и через Иванова вёл переговоры об этой исторической акции. Точно известно только то, что портрет советского вождя Уордом так и не был написан. А красавец атташе стал завсегдатаем весёлого дома.



Стивен Уорд и Кристин Килер

Нужно ли говорить, что и он вскоре стал одним из постоянных собеседников очаровательной Кристин Килер!

Впрочем, и эта, теперь уже английско-русская, идиллия могла бы продолжаться сколь угодно долго, если бы в игру не вступили темпераментные ямайские наркоманы! Дело в том, что Кристин не ограничивалась вежливыми беседами лишь с гостями Уорда. Вне гостиной у неё тоже находились собеседники, среди которых были и два чернокожих джазмена с Ямайки. История даже сохранила их имена ― Алоизий Гордон и Джонни Эджкомб. В какой-то момент эти музыканты сильно повздорили. Эджкомб навалял Гордону, да так, что тому пришлось зашивать раны. Воодушевлённый успехом, Джонни, по-видимому, решил избавиться и от других претендентов на тело Кристин. Ему не нравилось, что девушка много времени проводит в доме, куда ему нет доступа, и беседует там с белыми господами. Пребывая в состоянии наркотического опьянения, он устроил бурную сцену ревности под окнами Уорда, сопровождавшуюся стрельбой. Это было в 1962 году.



Кристин Килер
Доблестные бобби повязали темпераментного ревнивца. Эджкомб загремел на семь лет за хранение оружия. Дальнейшая его судьба неизвестна, да и неинтересна на фоне прочих. Разумеется, в первую очередь допросили Кристин. Перед полицией и прессой девица сделала шокирующие заявления. Для затравки она призналась в интимных связях с принцем, министром и атташе. Бедолага Уорд из свидетеля моментально стал обвиняемым ― его повязали за сводничество. Принца пожурила королевская семья и на время спрятала в недрах Букингемского дворца. Министр огрёб от жены и от правительства. Атташе тоже, наверное, не похвалили за облико морале.

Но Кристин уже понесло. Она сообщила, что выманивала военные тайны у Профьюмо и передавала их Иванову. Иванова отозвали в СССР как спалившегося разведчика, и он стал невыездным. Министр попробовал опровергнуть связь с девицей, но она предъявила написанное министерской рукой на бланке британского военного ведомства любовное послание. Профьюмо полетел в отставку и впал в депрессию. Уорд, не дожидаясь приговора, покончил с собой, по версии следствия, приняв смертельную дозу снотворного.



Джон Профьюмо

Скандал с Профьюмо получил столь значительный резонанс, что спустя полгода всё правительство Британии ушло в преждевременную отставку. Самой Кристин дали 9 месяцев тюрьмы, впрочем, не за шпионаж, а за дачу ложных показаний. Якобы она оговорила Эджкомба, утверждая, что он угрожал ей расправой. Через 6 месяцев её выпустили, видимо, заботясь о моральном облике тюремщиков.
Самое удивительное, что так и не выяснилось, какие именно секреты передавала шпионка. Холодноголовые британские чекисты делали загадочную мину ― якобы всё прошло так, как они задумывали. Советская разведка с горячим сердцем тоже прозрачно намекала, что, дескать, операция прошла как надо ― вон, правительство-то слетело. Однако выходило так, что заваруха была выгодна только самой Кристин. Мало того, что она меньше всех пострадала, так ещё после освобождения её ждал, казалось, новый виток карьеры. Когда в 1963 году Кристин вышла на свободу, её встречали пресса, киношники и парочка сострадательных престарелых джентльменов. В чью-то светлую голову пришла идея снять кино о «шпионских» похождениях Кристин Килер с ней же в главной роли. Известному фотографу Льюису Морли была заказана фотосессия с Кристин для рекламы будущего фильма.



Кристин Килер в фотосессии фотографа Льюиса Морли

К слову, в рекламной фотосессии очень даже есть на что обратить внимание. Разумеется, в первую очередь вы обратите внимание на саму Кристин, и будете, безусловно, правы. Но исследователь заметит и некий предмет, который присутствует вместе с Кристин в каждом кадре фотосессии. Просто атрибут? Сам Морли оправдывал участие в сессии стула необходимостью прикрыть его спинкой самые аппетитные кристинины места.

Снимки Морли пришлись британцам по душе. Можно было предположить, что карьера Кристин взлетит, но этого не произошло. Она получила за фотосессию всего 1000 фунтов, и никто, конечно, никакого фильма с ней не снял. Какое-то время от нищеты её спасали сердобольные пожилые джентльмены, но вскоре ей пришлось поработать и уборщицей, и прачкой… Англичане, достаточно раскрепощённые, чтобы оценить длинные кристинины ноги, всё же оказались слишком консервативными, чтобы одобрить шпионаж против Англии, пусть и мнимый.

Итак, казалось бы, в результате столь грандиозного шпионско-эротического скандала все участники остались в проигрыше. Никаких разведданных никто не получил, наш атташе стал невыездным, их министр улетел в отставку, Кристин стала никому не нужна, а беднягу Уорда и вовсе отравили.



Тело Стивена Уорда

Однако это не так. Мы забыли про стул! Пока туманный Альбион сотрясали скандалы и разоблачения, в далёкой от потрясений Дании флегматично попыхивал трубкой мебельный дизайнер Арне Якобсен. Незадолго до того он сконструировал так называемую «седьмую серию» стульев, один из которых якобы случайно оказался в студии Морли. Серия была выполнена в стиле функционализма и рассчитана на массовое производство. Очень массовое. А что нужно для массовых продаж? Нужен убойный пиар. И вот господин Якобсен лениво листает английский глянцевый журнал с превосходными фотографиями Морли. «Неплохо, неплохо, ― бормочет Арне, ― девушка и стул, стул и девушка…»

Тут надо отметить, что не каждый англичанин имел возможность обзавестись девушкой, обладающей параметрами Кристин Килер, но зато любой подданный её величества мог свободно приобрести стул № 3107 датского производства. Этот стул из всей «седьмой серии» больше всего походил на стул, который использовал Морли. Спрос на стулья из Дании взлетел до небес. В краткое время в Англии было продано около 6 000 000 стульев модели № 3107. Шесть миллионов стульев!



Арне Якобсен и стул №3107

Поэтому, в очередной раз наблюдая за тем или иным шпионским или политическим скандалом, прежде чем попытаться понять, кто с кем и против кого воюет, для начала задумайся, о читатель, не хотят ли тебе просто-напросто что-нибудь продать.

Артемий Ю. Лебедев

Комментариев нет :

Отправить комментарий